Картошка дороже банана: почему москвичи покупают продукты по двойной цене

Oни скупaют у нaстoящиx фeрмeрoв иx прoдукцию и рeaлизуют ee пo зaвышeннoй цeнe». Кирилл Лaшин, глaвный aнaлитик Нaциoнaльнoгo плoдooвoщнoгo сoюзa, бoлee кoнкрeтeн в oцeнкe: «Oбъяснить тaкую дoрoгoвизну мoжнo лишь oдним. Oднa пaртия мoжeт действительно соответствовать высокому фермерскому уровню с необходимым сертификатом, ну а другие — уже нет. Главная проблема, по мнению эксперта, состоит в другом: «Подчас продукция, продаваемая как фермерская, не является таковой, а замещается все теми же агрохолдингами или даже импортом. В советские времена тотального дефицита жители ближнего и дальнего Подмосковья, как правило, закупали продукты питания в столице. Сколько же они накручивают! фото: Евгений Семенов

Корреспондент «МК» отправился на местный рынок одного подмосковного городка (40 км севернее столицы). На небольшой площади — грунтовое изобилие, разнообразное по своей географии: от юга России до республик бывшего СССР. За месяц они не потеряли ни рубля. Похоже, что этим овощам никакое сезонное снижение цен не грозит. Краснодарская картошка продается по 30 рублей, узбекский лук — 40, азербайджанская морковь — 60. Продавцы говорят, что начинали они торговать с 50–55 рублей. Небольшие кочаны капусты из Воронежа продаются по 40 рублей за 1 кг. Ну а псевдофермеры готовы целыми днями сидеть над чужой картошкой по 65 рублей за кило в ожидании богатеньких покупателей. Комментировать тут нечего — достаточно сравнить с ценами на прилавках… А теперь посмотрим на ценники ярмарки выходного дня в столице. Их себестоимость выше, в том числе и по причине присутствия в производстве ручного труда. Таким образом и формируется цепочка «накруток», которые взвинчивают цены по меньшей мере вдвое. Цены радуют своей доступностью, продукция — свежестью и насыщенностью солнцем. Сейчас кругом изобилие, но дикий разброс цен, вполне возможно, снова заставит людей отправляться на электричках за доступной едой. Бабушки-старушки, проходя мимо фермерских прилавков, в выражениях не стесняются: «С ума сойти, какие цены! Клубника — 350–380 рублей, картофель — 65–80 рублей, капуста и морковь — по 65, томаты — 200–250, огурцы — 110. На самом деле настоящему фермеру выгодно все быстро распродать и вернуться домой. Незначительные скидки возможны, но только ближе к концу воскресенья, когда ярмаркам уже пора сворачиваться. У крупных агрохолдингов больше возможностей, соответственно, и цена ниже. Но эти законодательные новации — дело будущего, да и они не дадут 100-процентной гарантии потребителю. Только вот двигаться они теперь будут в обратном направлении — из столицы в область, а сами такие поезда, видимо, назовут «овощными». Ростовские помидоры — 130, а самые дорогие — желтые — по 200. Картошка дороже бананов!» Мнение столичных пенсионерок вполне разделяет Дмитрий Янин, председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей: «Для потребителя цены очень высокие, ему явно приходится переплачивать». Задачу отделить фермерскую продукцию от прочей призвана решить обязательная сертификация, а также принятие закона об органической продукции». Елена Тюрина, генеральный директор Института аграрного маркетинга, со своей стороны считает, что настоящие фермерские продукты вполне могут стоить недешево, так как они более высокого качества и экологически чистые. Для иллюстрации этого тезиса Лашин привел закупочные цены двухнедельной давности: на картофель — 17 рублей за 1 кг, морковь — 16, капусту с луком — 15, свеклу — 12. Под видом фермеров, которые съезжаются в столицу утром в пятницу на такие ярмарки, подчас скрываются перекупщики. Ростовский зеленый перец на нашем рынке также подешевел — со 120 до 100 рублей. Электрички, на которых народ перевозил съестное, вошли в историю как «колбасные». Так что уже можно констатировать сезонное снижение цен. И это при том, что белокочанная капуста, согласно сводкам Росстата, — абсолютный лидер подорожания: в среднем по стране за первое полугодие она подорожала почти на 200%.

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии закрыты.